AKHATOV-A. RU

Экологическая гласность
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Архив записей
Наш опрос
Оцените экологическую ситуацию в России в целом
Всего ответов: 42
Друзья сайта
  • Галерея картин Айдара Ахатова
  • Art-gallery of A.Akhatov's paintings
  • Статистика
    ArabicChinese (Traditional)EnglishFinnishFrenchGermanItalianJapanesePolishRussianSpanishSwedishTurkish


    АЙДАР АХАТОВ - ПИОНЕР ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ГЛАСНОСТИ




    Статья "ОТРАВА или Финальная часть фенольной истории":

    Газета "Советская Татария”

    (Орган Татарского обкома КПСС, Верховного Совета и Совета Министров ТАССР)
    от 9 июня 1990 года, № 131-132 [21526-21527], стр. 6




    Еще свежи в памяти тревожные события этой весны, связанные со сбросом в реку в районе Уфы огромного количества фенола. В те дни сообщение об аварийной ситуации вызвало вполне законное беспокойство у жителей нашей республики: течение неминуемо должно было принести отраву в Каму, на берегах которой, как известно, располагаются крупные города Татарии. Что, естественно, и произошло. Вокруг этой ситуации в Набережных Челнах, во всяком случае, среди руководства города,  когда там было отмечено содержание фенола в камской воде, разгорелись довольно острые страсти, которые не утихают по сей день. Тогда в самом разгаре была предвыборная борьба. Внезапно наплывший фенол стал тем самым маслом, которое еще сильнее разожгло  огонь политических страстей. Довольно четко обозначились две противостоящие группы. Одна сплотилась вокруг начальника городской экологической инспекции Айдара Габдулхаевича Ахатова, баллотирующегося в народные депутаты по горсовету и ТАССР. Вдохновляющим центром другой стала Кифая Муллахметовна Ганеева - главный государственный санитарный врач Набережных Челнов. Причиной противостояния оказалось несовпадение оценок экологической обстановки на городском водозаборе «Белоус» в первых числах апреля.

    Началось все это так.

    31 марта К. Ганеевой позвонили кз республиканской санэпидстанции и предложили немедленно организовать строгий контроль за состоянием камской воды в районе водозабора на предмет обнаружения в ней протекшего из-под Уфы фенола. Это распоряжение незамедлительно было передано по принадлежности в управление главного энергетика КАМАЗа, и в середине дня первая проба уже отправилась в лабораторию для анализа.

    Через пять-шесть часов результаты были готовы и показали, что в каждом литре речной воды содержится 0,002 миллиграмма растворенного фенола. При условии, что вода для города по-прежнему будет хлорироваться, это соответствовало двукратному   превышению предельно допустимой концентрации (ПДК) вредного вещества.


    На следующий день, 1 апреля, анализ оказался хорошим, содержание фенола в Каме не превышало допускаемой стандартом величины.

    Однако исследование   пробы, взятой через сутки, разрушило надежду на то, что опасность пройдет стороной. Содержание фенола в воде в семь раз  превышало ПДК. Еще хуже дело обстояло 3 апреля, когда замеры показали 17-кратное  превышение   ПДК. Именно с этого дня события приобрели ускорение несущегося с горы снежного кома...

    Главврач санэпидстанции К. Ганеева информировала об осложнениях городское руководство. Решено было созвать заседание исполкомовской комиссии по чрезвычайным ситуациям, которое и состоялось... через два дня. Пока лишь обратим внимание на этот факт и отметим, что неоперативность проведения такого совещания объяснялась вполне конкретными причинами.

    3 апреля в числе посвященных в ситуацию оказался и А. Ахатов, Он предложил руководству  сапэиидстанции осуществлять ежечасный лабораторный контроль за состоянием воды в районе  водозабора. Это предложение приняли к сведению, но все же посчитали, что достаточно двух-трех анализов в сутки, кои и были выполнены на следующий день, 4 апреля. Утренний показал, что уровень загрязненности водохранилища понизился, но все еще в 9 раз превышает ПДК.

    Этот результат еще не был известен, когда Ахатов встретился с корреспондентом газеты «Рабочий КамАЗа» и  дал небольшое интервью. Суть его сводилась к предупреждению горожан о возможной опасности отравления фенолом и рекомендациям на два-три дня воздержаться от употребления водопроводной воды и принятия ванн.

    В общем-то это и был его первый шаг к конфликту, но поскольку интервью в газете вышло лишь 6 апреля, роль взрывоопасной искры днем раньше суждено было сыграть передаче камазовского радио.
    Дело было так. 5 апреля, с утра, как и намечалось, в исполкоме горсовета собралась чрезвычайная комиссия. Хотя анализы проб предыдущего дня свидетельствовали о том, что фенол постепенно уходит от Белоусовского водозабора, для Ахатова не вызывало сомнения необходимость проинформировать население города об экологической опасности. Однако комиссия  под руководством заместителя   председателя горисполкома Р. Юсупова решила по-другому. Еще свежи были в памяти волнения в Набережных Челнах, вызванные объявлением о возможном землетрясении. Земля тогда осталась   недвижимой, зато толпы автоградцев двинули за город из опасения быть погребенными под развалинами современных строений. На этот раз решили: дабы паника не повторилась, средствам массовой информации не поднимать волны.

    К такому решению   комиссия пришла еще и потому, что  санитарная служба взяла на себя смелость утверждать о безвредности такой концентрации фенола и все эти дни давала добро на пользование водопроводной водой без ограничении. Собственно, потому и комиссию создали без спешки,  и вопрос на заседании стоял не о чрезвычайной ситуации, а о последствиях загрязнения Нижнекамского водохранилища фенолом.

    Смелость санитарных врачей и впрямь стоит отметить, потому что в те дни никто в Набережночелнинской СЭС, включая главного врача, еще не обладал компетентной информацией о возможных последствиях пользования водой,  зараженной фенолом.
    Получилось так, что из всех участников чрезвычайного совещания начал бить тревогу один лишь начальник городской инспекции по охране природы А. Ахатов. Сразу после заседания комиссии он отправился (не по своей инициативе, надо заметить, а по приглашению) на камазовскую радиостанцию  и выступил в эфире примерно с теми же предостережениями, какие накануне высказал корреспонденту газеты.

    Это был взрыв. Затрезвонили телефоны в кабинетах исполкома, санэпидстанции, редакциях: "Правда ли? Надолго ли? Как теперь быть?”

    Рассерженный   самовольными действиями Ахатова председатель горисполкома Ю. Петрушин, впоследствии утвердивший своей подписью протокол заседания чрезвычайной комиссии, в котором  ни слова не говорится о предании гласности фснольной истории, потребовал объяснений у редактора городского радио И. Диндарова. Тот вынужден был пояснить, что вещание велось не с городской, а с камазовской радиостанции, но он-де считает, что и челнинскому радио нельзя отмалчиваться, и предложил кому-нибудь из руководителей  города выступить перед радиослушателями.
    Готовить выступление в спешном порядке поручили главному санитарному врачу города, и во второй половине того же дня Кифая Муллахметовна Ганеева обратилась к землякам: дескать, не верьте некомпетентному заявлению о повышенной опасности, ничего страшного не произошло, воду пить можно.

    На этом, возможно, все и закончилось бы, но на следующий день, 6 апреля, вышел в свет номер «Рабочего КамАЗа» с тем самым интервью начальника экологической инспекции. И началось...

    К. Ганеева, когда мы встретились,   показала  мне, собственноручно составленный перечень (как она назвала, «хронометраж») публичных выступлений причастных к этой истории лиц — длинный список взаимных препирательств пошедших стенка на стенку экологов и санитарных врачей.

    Развязка назревала. И вот 13 апреля исполком Набережночелнинского горсовета принял решение "0 состоянии водоснабжения города в связи с загрязнением фенолом водоемов Башкирии”. Вторым пунктом этого   решения   начальник инспекции по охране природы планово-экономического   управления горисполкома А. Г. Ахатов освобождался от занимаемой должности. Видимо, велико было желание урезонить «распоясавшегося» эколога.

    Ну а теперь попробуем разобраться в случившемся.   Причина увольнения Ахатова излагается  примерно так: это допущенная им дезинформация населения, посеявшая панику среди горожан, профессиональная некомпетентность и принятие политически незрелого решения об огласке экологической ситуации, идущего вразрез с выводами руководства горисполкома.

    Пойдем по порядку. Итак, дезинформация. «Ожидается превышение ПДК по фенолу примерно в 60 раз», - заявил в своем первом выступлении А. Ахатов. Специалисты допускают, что растворенный в воде фенол, особенно при высоких концентрациях, может стать причиной обострения хронических заболеваний (гастритов, холециститов, язв). Но где он взлл эту величину - «в 60 раз»? На деле-то ведь оказалось значительно меньше.

    Нет, число «60» взято не с потолка. Читаем рапорт начальника штаба гражданской обороны Набережных   Челнов подполковника Р. Нуртдинова председателю исполкома горсовета народных депутатов Ю. Петрушину: «Докладываю, что 3.04.90 г. в 16.00 начальник гидрометеобюро Набережных Челнов передал в штаб гражданской обороны города информацию о том, что, по сообщению Башкирского управления гидрометеорологии, 1.04.90 г. наблюдается высокое загрязнение реки Белой фенолами до 60 ПДК. Зона загрязнения перемещается по реке Кама».

    Да, самое высокое   содержание фенола в зоне Белоусовского водозабора, выявленное 3 апреля путем анализа единственной взятой за эти сутки пробы, соответствовало 17 ПДК. Нет основании сомневаться в точности   лабораторных данных. Но нет и уверенности   в том, что часом раньше или двумя часами позже концентрация фенола в Каме не изменилась. А на это косвенно указывает тот факт, что днем позже санитарная служба Чистополя, города, расположенного ниже по течению Камы, 0 обнаружила в ней более высокую концентрацию вредного вещества. В Чистополе это послужило сигналом к отказу от пользования речным водозабором, город времненно перешел на снабжение водой из подземных источников.

    Далее - о панике. Ее, как я выяснил, не было. За панику некоторые ответственные работники города приняли  обилие телефонных звонков. Но при недостатке объективной информации в такой ситуации это вполне естественно.

    Теперь - о компетентности. Известно, что даже «узкие» специалисты временами сталкиваются в области своих исследовании с такими проблемами, решить которые без консультации с другими специалистами они не могут. Эколог Ахатов, столкнувшись с фенольным загрязнением, сказал: «Возможно, это опасно, лучше остеречься». Санитарный врач Ганеева в зтой же ситуации заявила категорично: «Это не опасно, воду можно пить».

    При этом подтверждение своему мнению главврач   получила уже тогда, когда спорная ситуация разрешилась сама собой: течение унесло фенол вниз по реке. Индульгенция Ганеевой пришла из Казани в виде, по крайней мере, двух документов. Первый ей переслали руководители республиканской санэпидстанции, он называется "Об аварии на Южном водозаборе г, Уфы” и содержит суждение двух уважаемых ученых - зав. отделением гигиены воды НИИ гигиены им. Ф. Энгельса, члена-корреспондента АМН СССР Юрия Владимировича Новикова и зам. директора Института общей и коммунальной гигиены им. Сысина АМН СССР, профессора Гурия Николаевича   Красновского. В справке говорится  о том, что все мы в   общем-то уже давно приспособились ко   всякой гадости, которую нам то и   дело подмешивают в питьевую   воду. Кроме того, сообщается, что фенолом в принципе можно и отравиться, но для этого надо хватануть неразбавленного, причем разом не меньше литра. Но в конце ученые все-таки добавляют,  что «при употреблении воды, содержащей фенолы, у детей и людей старческого возраста,  имеющих хронические заболевания, возможно обострение хронических заболеваний» (тех самых, которые мы уже называли).

    На втором документе стоит остановиться подробнее. Это телеграмма: «Срочная. Набережные Челны Татарской АССР. Председателю городского Совета народных депутатов Петрушину Ю. И. На сессию городского Совета. Экологическая ситуация,   возникшая в г. Наб. Челны в результате аварийного сброса фенола в Уфе БАССР, проанализирована комиссией с участием специалистов КГМИ. ГИДУВа, республиканской СЭС, Госкомприроды ТАССР. Установлено, что с момента получения сообщения об аварии в г. Уфе 31.03.90 городской комитет по охране природы и гор-СЭС организовали постоянный лабораторный контроль за качеством воды р. Кама и питьевой воды. информировали исполком горсовета. Несмотря на то, что, начиная с 31.03.90. в воде р. Кама периодически отмечались ПДК по фенолу до 17 раз, качество питьевой водопроводной воды в течение всего периода наблюдения отвечало требованиям ГОСТа по органолептическим показателям. В связи с этим комиссия считает, что подаваемая городу питьевая вода не представляет опасности для здоровья. Городской штаб по   чрезвычайным ситуациям, не исключая   возможности повышения уровня загрязнения речной воды фенолом, провел предупредительную работу по подготовке станции очистки воды, однако результаты дальнейшего лабораторного наблюдения за качеством воды показали, что во   введении чрезвычайных мер, прекращении подачи камской воды или дополнительной ее очистке не было необходимости. В связи с этим комиссия считает, что действия городских контролирующих органов в проведении профилактических мероприятий соответствовали ситуации.

    Председатель Государственнной комиссии но охране природы Сидельников. Главный государственный санитарный врач ТАССР Морозов».

    Такой документ, казалось бы, не должен оставлять сомнений. И он, можно сказать, свою функцию выполнил. Телеграмма, если вы обратили внимание, была адресована сессии Набережночелнинского горсовета. И она была зачитана   ее участникам председательствующим на   заседании   Ю. Петрушиным 19 апреля. Стоит пояснить, почему возникла необходимость огласить ее, как и справку ученых о фенольной аварии.

    Через три дня после того, как исполком принял решение об увольнении А. Ахатова на   сессии городского Совета бьла образована временная депутатская комиссия, которой было поручено разобраться по этому факту. В нее вошли председатель регионального комитета по охране природы А. Насыбуллин, заместитель начальника городского управления здравоохранения Л. Репин, начальник лаборатории технологического   центра    КамАЗа Е. Бурнашев, заместитель начальника технического отдела управления запасных   частей   КамАЗа Е. Бузин и заведующий   отделом горкома КПСС Ф. Низаметдинов. Комиссия работала три дня н 19 апреля, доложив сессии итоги проверки, предложила отменить решение горисполкома об освобождении от должности начальника экологической инспекции. Вот после этого и были оглашены приведенные выше документы.

    Кому должны были верить депутаты? Большинство поверило специалистам, возможно, подпало под магию имен и должностей, 39 голосами против 26 при 29 воздержавшихся решение об увольнении было оставлено в силе.

    Не спешу винить   участников сессии, ведь у них не было времени, как у меня., заглянуть в «Санитарные правила и нормы». А именно этот документ дает основание усомниться в справедливости выводов республиканской комиссии, нзложенных в телеграфном стиле председателем Госкомприроды ТАССР Сидельниковым и главным санитарным врачом Татарии В. Морозовым.

    В нем есть таблица, по которой можно определить степень загрязненности поверхностных водоемов различными веществами. Загрязнение фенолом определяется   по двум показателям. Первый - запах. Точных «нюхающих» приборов пока не придумали, поэтому сила запаха определяется на глазок,   а вернее сказать - на нос лаборанта, производящего такой анализ. Второй показатель точнее - весовое содержание в воде растворенного вещества.

    Анализы апрельских проб воды, взятых у Белоусовского водозабора, по запаху действительно соответствовали правилам и нормам. А вот по весовым долям...

    В ГОСТе черным по белому написано, что допустимым является уровень загрязненности, соответствующий одной единице ПДК. А восемь и более ПДК названы уровнем, чрезвычайно опасным для человеческого организма, Вспомним, что как минимум в течение   двух дней в челнинский водопровод поступала именно такая вода. И еще вспомним слова из телеграммы, присланной на сессию   горсовета, где говорится, что опасности   не было. Вот почему и возникли мои сомнения.

    Ну, а теперь по поводу политической зрелости принятых решений. Снова придется привести два документа. Надеюсь, читатели простят мне обилие цитат, без них в этом деле не обойдешься.

    К. Ганеева, обратившись к участникам сессии городского Совета, сослалась на решение Набережно-челнинского горисполкома № 389 от 7 июля 1985 года «О  порядке взаимодействия органов государственного контроля при аварийных сбросах и выбросах загрязняющих веществ». В ее обращении было сказано, что на основании именно этого документа «не было показаний для информации, по линии государственного санитарного надзора, советско-партийных органов, штаба ГО и населения». К сожалению. синтаксис документа мешает уяснению сути. но в общем понятно, что можно было и не оглашать проблему. Позицию главного санитарного врача города приняли на веру руководители горисполкома и члены чрезвычайной комиссии.  И напрасно.

    Уж они-то должны были вспомнить. что 27 ноября 1989 года Верховный Совет СССР принял постановление, в котором, в частности, говорится: "Местным Советам обеспечить полную гласность, доступность и бесплатность сведений об экологическом состоянии окружающей среды, о всех видах загрязнений, результатах проводимых экологических экспертиз, оперативно информировать население регионов страны об экологически опасных авариях и ситуациях».

    Мне остается добавить несколько штрихов, и картина происшедшего будет завершена.

    Решение Набережночелнинского горисполкома не отменено, но А. Ахатов продолжает пока работать на своем месте. Его непосредственный руководитель заместитель председателя исполкома Т. Абдуллин, считающий решение незаконным, отказался подписать приказ об увольнении начальника инспекции. Правда, на сегодняшний день Абдуллин, избранный депутатом, уже оставил зампредовское кресло и судьбу Ахатова, как, впрочем, и самой инспекции по охране окружающей среды, предстоит решать его преемнику.

    Юрий Иванович Петрушин избран председателем городского Совета народных депутатов и, стало быть, тоже ушел из исполкома. Но он по-прежнему считает увольнение эколога единственно справедливым финалом этой истории, так как уверен, что тот, подняв шум   в местной прессе, руководствовался исключительно амбициозными соображениями на почве политической предвыборной борьбы.

    И еще. Прокурор города Г. Хамидуллин, к которому обращался Ахатов, полагает, что с юридической точки зрения у горисполкома не было достаточных   оснований для принятия решения об увольнении начальника инспекции. По этому факту прокуратура готова подать протест в соответствующие инстанции.

    корр. В. БЕСПАЛОВ




    Статья Айдара Ахатова "Экология и гласность"
    (на немецком языке)









    Copyright Aydar Akhatov © 2017
    Используются технологии uCoz
    Rambler's Top100