AKHATOV-A. RU

Повесть "Кресло"
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Архив записей
Наш опрос
Оцените экологическую ситуацию в России в целом
Всего ответов: 42
Друзья сайта
  • Галерея картин Айдара Ахатова
  • Art-gallery of A.Akhatov's paintings
  • Статистика
    ArabicChinese (Traditional)EnglishFinnishFrenchGermanItalianJapanesePolishRussianSpanishSwedishTurkish

    14

       Через два дня из Альметьевского района вернулись Айдарова и Аклима. Вид у них был геройский, на лицах читалось торжество победителей.
    - Вы были правы, Кадрия Зиннуровна, - начала рапорт Айдарова. - Действительно, родители Бакировой живут в деревне Новое Каширово. Дом и не думают продавать. Ихний родственничек в сельсовете работает, вот через него и оформили всю эту филькину грамоту. Для верности они даже пару месяцев пожили у дочери в Челнах, чтобы, значит, примелькаться перед соседями. Так что у нас есть вес основания вычеркнуть Бакирову из списка очередников...
       Бакирова же, узнав о проделанной "следовательской" работе, не стала ждать грома и молний и сама быстро свернула удочки - в тот же день написала заявление об увольнении. Кадрия с радостью ее отпустила.
       Теперь оставался лишь один заклятый враг Азат Нигматуллин. Расправиться с ним помогла Аклима Мугинова. Как-то она вошла в кабинет главврача и вывалила на стоп целую кипу бумаг, в каждой из которых было изображение Нигматуллина. Но Кадрия при этом даже не шелохнулась, продолжала с безучастным видом сидеть на месте. И тут Аклима на выдержала и с пафосом заговорила:
    - Вы, конечно, знаете что Нигматуллин изо всех сил рвется в депутаты, Это вот листовки с его предвыборной платформой. Вся эта макулатура пропущена через наш компьютер...
       Но и это, кажется, не произвело на Кадрию особого впечатления. Аклима же непременно хотела поразить главврача, поэтому она даже повысила голос:
    - Интер-ресно! Если каждый начнет эксплуатировать казенный компьютер в своих личных корыстных целях, то что же тогда получится?!
       Наконец Кадрия догадалась, к чему это клонит Аклима. Но виду все же не подала, лишь улыбнулась. Однако не забыла поблагодарить Аклиму. Когда она покинула кабинет, Кадрия тут же пригласила к себе главного бухгалтера:
    - Посчитай, во сколько обошлась подготовка этих бюллетеней. И заставь Нигматуллина уплатить за все в трехкратном размере. А после этого можешь выбросить эти бумажки в мусорный ящик.
       На доске объявлений появился еще один приказ о строгом предупреждении Нигматуллина. Пришлось ему также и раскошелиться. Но, казалось, все это никак не повлияло на него. Он, черт этакий, ходил и так же, как и прежде, беспечно улыбался. Такая неслыханная "беспардонность" прямо-таки бесила Кадрию. Она терпела-терпела, да и решила ликвидировать отдел по охране природы. Появился соответствующий приказ. А на следующее утро во время планерки заявила:
    - Заведующий оделом охраны природы в последнее время работает из рук вон плохо. Подтверждением тому - недавнее ЧП с этим фенолом... Мы, товарищи, крупно ошиблись, назначив Нигматуллина на эту должность. И характер у него, сами видите, не сахар. С ним трудно работать. Сами посудите, только за последнюю неделю из отдела уволились два специалиста. - Нигматуллин вздрогнул, но Кадрия продолжала методично добивать противника. - Кроме того в свете последнего ЧП нам необходимо менять стиль и структуру. Чтобы впредь не допускать случаев отравления воды, мы решили ликвидировать отдел охраны природы и передать его сотрудников в полном составе коммунальному отделу.
       Все сидящие в кабинете заведующие заволновались. А Нигматуллин лихорадочно вытирал пот со лба. Кадрия жестко прорезюмировала:
    - Итак, вчерашним приказом отдел ликвидирован. С сегодняшнего дня вы, товарищ Нигматуллин, рядовой сотрудник. А по сему... - Кадрия сделала многозначительную паузу.
    - По сему вы здесь, на планерке, явно лишний. Так что, дружок, прошу освободить кабинет!
       Вечером того же дня Нигматуллин уволился. Кадрия торжествовала. Но на утро праздник был несколько омрачен:
    - По вашему округу кандидатом в Верховный и городской Совет выдвинули... как бишь его?.. ну, которого Петухов с работы турнул... да, Ахметова!


    15

       Весть о появлении нового соперника по выборам, кажется, окончательно похоронила надежду на успех. Не прошло и двух дней, как газета "Нур” разразилась большущей статьей, в которой крепко прошлась по Кадрие, еще раз опозорив ее на весь город. Корреспондент написал о людях, получивших отравление, и единственным героем всей этой фенольной трагедии показал скандалиста Ахметова. Газета предоставила слово и Азату Нигматуллииу. Он писал о четырех случаях преждевременных родов (откуда только узнал, пройдоха этакий!), связав это с воздействием того же фенола.
       Этот номер татарской газеты "Нур" стал, если так можно выразиться, бестселлером. Статью быстренько перевели на русский язык и размножили. Она ходила по рукам, по подъездам, по домам. В санэпидемстанции все телефоны накалились докрасна. Чуть ли не каждый звонивший считал своим долгом осыпать Кадрию проклятиями, а также требовал ее ухода с должности.
       Все эти беды совсем допекли главного санитарного врача, она стала похожа на собственную тень. В одно невеселое утро к ней вошел заместитель. Увидев сверкающий взгляд и решительное лицо Бородулина, Кадрия, чтобы не выдавать свое истинное состояние, тоже постаралась как-то приободриться. Особо не церемонясь, заместитель сел за стол и приступил к делу:
    - Вам ли объяснять, что лучшая защита - это нападение! К чему это я, спросите вы. А к тому, что мы должны подать в суд и на Ахметова, и на Тагирова из городского радио, и на газету "Нур". Спрашиваете, за что? А за распространение заведомо ложных фактов!
    - Каким образом сами оправдываться станем на суде?
    - По-моему, в первую очередь нам надо добыть документ, который бы подтверждал, что содержание фенола в воде не было опасным и что санэпидемстанция поступила совершенно правильно, не сообщив о случившемся народу. Поручите это мне, не ошибетесь! Не хочу хвалиться, но у меня, знаете ли, немало знакомых в московских институтах и даже в самой Академии медицинских наук СССР. Если есть такая необходимость, так в десяток научно-исследовательских институтов обращусь, а требуемый документ добуду! В конце концов и в столице не ангелы одни живут. Если дашь на лапу пару-тройку тысчонок, так любой, даже самый распринципиальный профессор "нарисует" нужный документ. Москва - не Казань, и никакие Ахметовы не поедут туда проверять достоверность документов.
    - Господи, Виктор Михайлович, да за такой документ и пяти - десяти тысяч не жалко, - вмиг загорелась Кадрия. - Не далее как вчера взяла я за горло начальника станции водоочистки Мотыгуллина. Так вот, за то, что я прикрыла их разгильдяйство, он передал мне двадцать тысяч рублей. Сам посуди, не будем же делить эти деньги среди наших дармоедов. Короче, десять тысяч проведем в отчете по графе "научная работа" и всучим их московскому профессору. Но ты, Бога ради, достань эти бумажки... Кровь из носа, но привези!
       Бородулин ответил важным и даже слегка высокомерным тоном:
    - Я, Кадрия Зиннуровна, слов на ветер не бросаю. Раз сказал, значит - сделаю!
       Захватив с собой бумаги с анализами фенольной воды, Бородулин на следующее утро пустился в путь. А Кадрия, не откладывая дела в долгий ящик, отнесла в нарсуд заявление. Сыграл свою роль и звонок Петухова (есть в нашей советской юриспруденции такое выражение - "телефонное право"): судебное заседание назначили на следующую неделю.
       Бородулин не заставил себя долго ждать, на четвертый день обернулся назад. Выглядел утомленным и злым. Но для Кадрии это был именно тот человек, на которого она готова была молиться. Заместитель молча сел перед Кадрией и также молча выложил на стол бумагу. Увидев фирменный бланк Академии медицинских наук, Кадрия схватила документ и стала лихорадочно читать.
       Так, здесь пишется о требованиях государственного стандарта, о предельно допустимых концентрациях фенола в природной воде. Тут о способах борьбы с фенолом. Все это пока не то. Не то! Чем дальше вчитывалась она в документ, тем больше таяли надежды. И лишь дойдя до последнего абзаца, она облегченно вздохнула.
       "Санэпидемстанция города Набережные Челны своевременно взяла под контроль проведение лабораторных анализов воды. Так же своевременно были предупреждены об опасности все соответствующие службы. Коллектив станции предпринял все меры к тому, чтобы отвести от людей возможные беды. Наконец надо отметить, что содержание фенола в воде было не опасным для здоровья, и коллектив поступил совершенно правильно, не сообщив о феноле народу”.
       Внизу после слов "Член-корреспондент Академии медицинских наук профессор Новицкий" стояла размашистая подпись.
       В порыве радости Кадрия даже обняла Бородулина:
    -  Виктор Михайлович, ты представляешь, что сделал?! Ты - золото, других слов нет! Ты, Виктор Михайлович, спас меня от позора. Теперь-то уж победа точно за нами!..        
       Не успела Кадрия обратно сесть в кресло, как Бородулин протянул ей новую бумагу. Главврач, увидев на ней слово "Заявление", несказанно удивилась. Чтобы исключить лишние вопросы, Бородулин быстро растолковал:         
    - Короче, меня приглашают в Москву. Руководителем крупного госпиталя военной академии. Не стану лукавить, Кадрия Зиннуровна, но ваши Челны мне не по душе.
       В изумлении Кадрия откинулась назад, но Бородулин продолжал тем же ровным и жестким голосом:
    - Поймите, это не нормально, когда руководитель, командовавший солидным учреждением, вдруг становится заместителем в другом месте. Я ведь, честно говоря, надеялся, что, переехав сюда, смогу стать главным врачом. Но вы почему-то не захотели предложить мою кандидатуру никуда, хотя в вашем городе десятки медицинских учреждений. Да и над недостатком Рузили вы все подсмеиваетесь, оскорбляете ее на каждом шагу. Так что мы все равно должны были когда-то расстаться. И время это настало. Я сделал для вас все, что было в моих силах. Теперь уж ваша очередь. Прошу вас без проволочек уволить меня и Рузилю.
       Кадрия, конечно, подписала заявление, но так и не догадалась о причине столь неожиданного и спешного увольнения.

    16

       В зал суда Кадрия явилась в компании Яхиной, Айдаровой, Аклимы, Жамиля и еще кучи верных и преданных людей. Но и команда ответчиков выглядела солидной. Кроме Ахметова, Тагирова, Нигматуллима и Асфандияровой в полном составе пришла редколлегия газеты "Нур"...
       Судебное заседание, начавшееся в девять утра, затянулось надолго. "Кровные враги", по всему видать, тоже не дремали, успели вооружиться всякими положениями о санитарных нормах и стандартах, законом о печати и прочим. И поэтому первая половина заседания суда походила больше на научную конференцию. Даже поразившая всех сперва бумага от профессора Новицкого не смогла положить конец бесконечным спорам о феноле и влиянии его на организм человека. Потеряв всякое терпение, Кадрия понесла всякую околесицу: обвинила суд в умышленной затяжке времени, разорялась насчет того, что председательствующего подкупили Ахметов и компания и что он некомпетентен как в медицине, так и в юриспруденции. Судья старался по возможности не замечать все эти выродки истца. А в три пополудни он объявил перерыв. Чтобы не сидеть в одном зале с Ахметовым, Кадрия вышла на улицу.
       ...Когда заседание возобновилось, судья первым делом взял слово сам и своим сообщением "убил наповал" Кадрию:
    - По просьбе ответчиков мы пригласили сегодня и экспертов-криминалистов. Во время перерыва они проверили достоверность всех представленных суду документов. В результате выяснилось, что бумага с подписью профессора Новицкого из Москвы фальшивая. Дело в том, что начальный текст этого, с позволения сказать, документа напечатан на машинке одного типа, а абзац, начинающийся со слов "Санэпидемстанция города Набережные Челны" - на машинке другого типа.
       Да, это был нокаут! В глазах Кадрии потемнело, все тело свело судорогой.
       "Ах змей!.. Десять тысяч!.." - бессвязно бормотала она. Но на нее никто не обращал внимания.
       В конце заседания судья вызвал специалистов, которые подсчитали, в какую окончательную сумму обернулось все это: и зарплата, которая полагалась вызванным сюда людям, и ущерб от их вынужденного невыхода на работу, и судебные издержки...
       "Приговор" был такой:
    - Вся сумма в размере трех тысяч рублей должна быть возмещена главным врачом санэпидемстанции Кадрией Гумеровой...






    Copyright Aydar Akhatov © 2017
    Используются технологии uCoz
    Rambler's Top100