AKHATOV-A. RU

Кресло
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Архив записей
Наш опрос
Оцените экологическую ситуацию в России в целом
Всего ответов: 42
Друзья сайта
  • Галерея картин Айдара Ахатова
  • Art-gallery of A.Akhatov's paintings
  • Статистика
    ArabicChinese (Traditional)EnglishFinnishFrenchGermanItalianJapanesePolishRussianSpanishSwedishTurkish

    9                          

       Возле санэпидемстанции ее поджидали Бородулин и Аклима. На лицах обоих написано беспокойство. Не лучшим был вид и у самой Кадрии.                            
    - Ну что еще случилось? Я слушаю.
    - Новости не из приятных, Кадрия Зиннуровна. Уже свыше ста людей обратилось за помощью в поликлиники. Восемь детей в тяжелом состоянии доставлены в реанимацию... Что еще свалится на наши головы? - Сказав это, Аклима зарыдала.
       Кадрия сперва хотела наброситься на нее с руганью, да передумала. Наоборот, стала успокаивать молодую приятельницу: "Перестань казниться, перестань... Все образуется, вот увидишь". Потом обратилась к Бородулину:
    - Немедленно посади всех сотрудников за телефон. Пусть во все городские организации передадут телефонограммы. Текст сам составь. Мол, в сети водоснабжения попало некоторое количество фенола, он не опасен, однако все же рекомендуем снизить норму потребления воды. И еще добавь: будет лучше, если станут брать воду из колодцев, родников... Ну, в общем, в этом роде... Да, всех предупреди, чтобы не указывали время отправления телефонограмм. А если возможно, то пусть указывают час ночи. Как все сделаешь, со всеми заведующими - ко мне! Забудьте об отдыхе и обеде!
       Проходя через приемную, дала команду Асие:
    - Срочно соедини с республиканской санэпидемстанцией. После - с главным врачом больницы скорой помощи.
       Не успела, сев за кресло, собраться с мыслями, как открылась дверь, и Асия сообщила:
    - Главврач республиканской санэпидемстанции Мендельсон сам хочет с вами переговорить... Взяла трубку.
    - Добрый день, Эрнест Абрамович. - Постаралась добавить голосу тепла. - Давно хотела вам позвонить, да все дела и дела... Крутишься тут как белка в колесе. Вы, небось, там опять меня браните.
    - А за что? - ответил тихим и уважительным тоном Мендельсон. Кадрия ожидала чего угодно, но не такого обращения.
    - Так вам что, сегодня из Челнов никто не звонил?
    - Да нет, голубушка, не звонили. А в чем дело? Что-то случилось?
       Услышав это, Кадрия и вовсе растерялась. "Ну сволочь, Петухов! Обманул-таки!" - подумала она. Но быстро взяла себя в руки.
    - У нас большая неприятность, Эрнест Абрамович. В сети городского водоснабжения фенол попал. Говорят, что уже человек двадцать обратились за помощью в поликлиники.
    - Так ведь мы третьего дня и вам, и председателю горисполкома Петухову отправляли телеграмму. Неужели вы не перевели станцию очистки воды на запасной вариант?
       "Ну сволочь, Петухов, сволочь!" - опять мысленно повторила она, но тут же быстренько ответила собеседнику:
    - Перевести-то перевели, Эрнест Абрамович, да вот малость припоздали. И фенол попал в чаны...
    - Какова концентрация?
    - В четыре раза превышает ПДК.
    - Это уже весьма опасно, Кадрия Зиннуровна. Весьма! Фенольную воду с превышением ПДК в восемь раз ни в коем случае использовать для пищи нельзя. А если в воде и хлор содержится, это уже совсем худо. От диоксина дети могут погибнуть, беременные женщины...
    - Не беспокойтесь, Эрнест Абрамович. Уже сегодня перешли на запасной вариант. И хлор запретили добавлять в резервуары.                                        
    - Ну что ж, спасибо, что позвонили. И в будущем всегда держите связь. А нам, в свою очередь, необходимо предупредить власти Заинска и Чистополя. Последствия аварии в самой Уфе тяжелые. Там уже шесть детей погибли, отравившись диоксином.                                   
       Кадрию от этих слов бросило в холод. Попрощавшись, положила трубку. И некоторое время сидела, все еще поеживаясь от услышанного. Потом, будто опомнившись, схватилась вновь за телефон.                               
    - Это ты, Мотыгуллин?
    - Конечно, я, Кадрия Зиннуровна, кто же еще, - икнув, ответил Мотыгуллин. - Ба-а-альшое вам спасибо!
       Не особо выбирая выражений, Кадрия выпалила:
    - Да плевала я на твое спасибо, Мотыгуллин! И в гробу я видела ваши премии, понял? Ты мне вот что скажи, дружок: вы перевели городскую сеть на запасной вариант?
    - Да ведь, кажется, я уже говорил, что перевели еще в восемь часов, Кадрия... - Мотыгуллин еще раз икнул. - Зиннуровна.
    - Не врешь?
    - За кого вы меня принимаете?! Ик!..
    - Тогда срочно прекрати подачу хлора в чаны.
    - Уже прекратил.
    - Когда успел? Сам что ли допетрил?
    - Я сразу почуял правоту в словах Ахметова. Поэтому, как только вернулся сюда с совещания, подачу хлора остановил. Пока от вас дождешься указаний...
    - Да, Мотыгуллин, хитрый, однако, ты человек. Ну да ладно... Слушай, я тебя убедительно прошу, как хочешь и куда хочешь, но эту фенольную воду выкачай. В ТЭЦ ли ты ее направишь, на овощной комбинат или на КАМАЗ, наконец на землю выльешь, продырявив чаны, - это мне до лампочки. Это, дорогой, твоя забота. Но чтобы этой воды у тебя на станции не было!
       Потом Кадрия позвонила в больницу скорой помощи. Там тоже ничего обнадеживающего не услышала. Число отравившихся растет по минутам. Создали из числа врачей специальные бригады, все до единого машины на выезде...
       Тем временем в кабинете стали собираться заведующие отделов. Кадрия к этому времени уже была во всеоружии. Первым делом слово предоставила Яхиной. Однако ее рапорт лишь подлил масла в огонь:
    - Только что сотрудники лаборатории проверили состав воды в тридцать девятом комплексе. Превышение допустимой концентрации фенола достигает семнадцати раз...
       Кадрия опешила. В кабинете повисла гробовая тишина. Все остальные тоже были в шоке. Вдруг раскрылась дверь и в кабинет влетела Асия.
    - Радио, радио... включите радио, Кадрия Зиннуровна! - бессвязно затараторила Асия и, пока собравшиеся гадали,что к чему, она быстро прошла к столу и воткнула вилку от приемника в розетку местной линии.
    - Внимание! Внимание! Передаем экстренное сообщение, - услышав эти слова, сидящие в кабинете специалисты насторожились. Догадавшись, что голос принадлежит журналисту Тагирову, Кадрия вся съежилась. Еще бы, ведь Тагиров был ее соперником по предвыборной борьбе.
    - К нам в студию пришел начальник инспекции по охране природы товарищ Ахметов. Он хочет сделать чрезвычайно важное заявление. Итак, передаем ему микрофон, - уже один этот анонс прозвучал для Кадрии приговором. То ли еще будет! Но как все же этот Ахметов сумел дорваться до микрофона, ведь Петухов ему запретил выступление по радио, дабы не волновать народ? Куда же смотрит Илья?
    - Дорогие мои земляки! Через реку Кама в питьевую воду попал фенол. Его содержание превышает ПДК уже в девять-десять раз. Дело усугубляется тем, что, вступая в реакцию с хлором, фенол образует очень опасный яд - диоксин. Для детей его воздействие может оказаться смертельным, тем не менее ни руководители города, ни главный санитарный врач Гумерова не посчитали нужным довести случившееся до сведения жителей Челнов. Несмотря на категорический запрет горисполкома, я решил все-таки от своего имени обратиться к вам. По приказу "отцов" города могут в любую минуту оборвать трансляцию... Поэтому слушайте: ни в коем случае не пользуйтесь водой из ваших кранов. Она отравленная, и последствия могут быть самыми печальными. Будьте осторожны и бдительны, уважаемые сограждане!..

    10

       Не прошло и минуты, как все телефоны санэпидемстанции разом зазвонили. Все до единого абоненты требовали Кадрию, каждый поносил санэпидемстанцию на чем свет стоит.
       Разумеется, никто из сотрудников не осмелился передать Кадрие эти непечатные выражения. Однако вскоре и у специалистов станции лопнуло терпение. Из кабинета в кабинет начали передавать услышанное во время телефонных разговоров:
    - В магазинах не осталось ни соков, ни лимонада. Подмели подчистую! И даже пылившиеся годами банки с березовым соком как ветром сдуло.
    - В очередях к родникам возле Боровецкого и Сидоровки до трехсот - четырехсот человек стоит...
    - А в магазине двадцать седьмого комплекса избили продавцов за то, что не хотели открывать кулинарный отдел. Разбили двери и витрины...
       Бородулин, Аклима и Рузиля все же решили довести эти разговоры до сведения главврача. Естественно, в мягкой, дипломатичной форме. Кадрия же все еще находилась в состоянии аффекта. И воспринимала происходящее вокруг как в тумане. Через пару часов стали поступать и более тревожные сообщения:
    - Госпитализировано уже более четырехсот человек, отравившихся фенолом. В отделениях реанимации не хватает хирургов, попросили подсобить машинами скорой помощи Елабугу и Мензелинск...
       Каждая новая весть все больше и больше ошарашивала Кадрию. Теперь она уже не думала лично о себе, о своей дальнейшей судьбе и о наказании, которое, возможно, ее ожидает. Дела так круто раскручивались, что они грозили катастрофой сотням и тысячам горожан. "О господи, спаси и сохрани!" - все повторяла она. Ее одиночество и печальные думы неожиданно прервала Асия:
    - К четырем вас вызывают к Петухову. На очередное заседание чрезвычайной комиссии.
       После этого сообщения она будто тяжелый воз с себя сбросила. Успокоилась. "Двум смертям не бывать, а одной не миновать, - подумала она, уже готовая к самому худшему исходу. - Вот и настал твой последний час, дорогая. Единственная ошибка за столько лет работы... Но как дорого она тебе обойдется. Вон и Петухов готов выбросить тебя на свалку. Ведь сама понимаешь, кто ты для него. Всего-то игрушка, которая к тому же надоела! Чтобы огородить самого себя от напастей, ему нужен стрелочник. Стрелочником он выбрал тебя, и, вероятно, не сегодня-завтра выкинет с должности главного врача. А ты, глупая, строила воздушные замки: дескать, депутатом стану, министром буду... Будь ты хоть чуточку поумнее, разве кинулась бы, очертя голову и забыв обо всем, в биклянскую баньку?! Эх, глупая..."
       Кадрие опять захотелось навзрыд заплакать. Ей было трудно дышать, не хватало воздуха.
       "Эх, судьбинушка! Судьба-злодейка... Сколько ни старалась, а так и не получилось, чтобы дома был любящий и нежный муж. Сколько просила всевышнего, а так и не пришлось испытать материнского чувства. Единственное, что утешало и радовало, это была работа. Сколько сил и сколько лет жизни отдала санэпидемстанции. А теперь... Если дело примет серьезные обороты, Петухов меня в тюрьме сгноит, это как пить дать!.."
       Но в эту секунду Кадрия встрепенулась.
       "Стоп! Ведь телефонограмму из Казани не только мне передали, а и Петухову! Спрашивается, куда он смотрел и почему не принял надлежащих мер? Ведь в конце концов в тот день я могла, предположим, заболеть или куда-нибудь уехать. Что, весь свет на мне сошелся клином? Пусть и он, Петухов, вовремя принимает меры, а не считает ворон... Вот так-то, товарищ председатель исполкома! Если ты вздумаешь подвести меня под монастырь, я тоже не буду молчать, расскажу всем и о твоей доле вины. Коль уж вместе в бане балдели, то и за последствия надо вдвоем ответ держать. А если суждено мне лететь в тартарары, то и тебе туда дорога!.."
       С этими решительными мыслями она отправилась в исполком горсовета. Когда вошла в петуховский кабинет, там и одного члена комиссии, кроме хозяина, еще не было.Увидев Кадрию, Илья Кузьмич через силу улыбнулся.
    - Ну, Кадрия Зиннуровна, ты как собираешься выпутаться из этой ситуации?
       Такое официальное обращение кольнуло Кадрию. И она не сумела скрыть раздражения:
    - А с какой стати, Илья, только я одна должна беспокоиться об этом? Нам обоим есть о чем беспокоиться! Ведь о феноле и тебе посылали телефонограмму ..
    - А это, Катя, не существенно. Небось, уже слышала, Ахметов-то через радио, так сказать, обручил нас и, как это у вас, у татар, "никах" прочитал. Сейчас только свадебного застолья не хватает. Вот такие дела, душенька!
       Кадрия вся побелела:
    - Ты думаешь, что все-таки будет шум, Илья?
    - Если будем спать, то запросто, Катя! Тебе надо немедленно выступить по радио и постараться успокоить народ.
       Еще о многом хотелось поговорить, посоветоваться, да не дали - в кабинет гурьбой, в полном составе вошли члены чрезвычайной комиссии. Увидев среди них и Ахметова, Петухов не стал выказывать недовольства. У него уже было готово решение, заранее отпечатанное на бумаге. Не откладывая дела в долгий ящик, он прочитал его членам комиссии:
    - Проигнорировав решения чрезвычайной комиссии, созданной при исполкоме горсовета, начальник инспекции по охране природы товарищ Ахметов выступил по радио и породил тем самым среди горожан волнения. Из-за его измышлений в торговых точках и возле родников возникли беспорядки и сумятица, в результате чего девять человек оказались в реанимационном отделении больницы скорой медицинской помощи.
    - Но ведь восемь из них попали в БСМП из-за отравления фенолом! - дернулся с места Ахметов, однако Петухов не обратил на это никакого внимания. Продолжал как ни в чем не бывало.
    - Самодеятельность Ахметова может привести к непредсказуемым последствиям. Вы согласны, товарищи? Поэтому от имени комиссии мы должны принять следующее решение:
       "За распространение по радио недостоверной информации, создание в городе дестабилизирующей обстановки освободить начальника инспекции Ахметова от занимаемой должности". Кто за это решение, прошу голосовать.
       Кадрия оглядела сидящих в кабинете. Все члены комиссии сидели, как говорится, очи долу опустив, но руки у всех были подняты.



    Copyright Aydar Akhatov © 2017
    Используются технологии uCoz
    Rambler's Top100