AKHATOV-A. RU

Кресло
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Архив записей
Наш опрос
Оцените экологическую ситуацию в России в целом
Всего ответов: 42
Друзья сайта
  • Галерея картин Айдара Ахатова
  • Art-gallery of A.Akhatov's paintings
  • Статистика
    ArabicChinese (Traditional)EnglishFinnishFrenchGermanItalianJapanesePolishRussianSpanishSwedishTurkish
    8

       Возле исполкомовского "Пентагона" Кадрию поджидал Мотыгуллин. Как только распахнулась дверца "Волги", он подхватил главврача под руку, увлек ее в укромный уголок коридора и зашептал вкрадчиво:
    - Пока до начала заседания есть немного времени, хотелось бы, Кадрия Зиннуровна, переговорить с вами кое о чем. Вы уж, пожалуйста, постарайтесь не валить все грехи на нас. Ведь прогорим, премии лишимся подчистую! Сами поймите, сто сорок тысяч рублей - это не малые деньги. И если мы лишимся их в одночасье, меня мои рабочие ни дня на службе не потерпят.
       Бесстыжие глаза Мотыгуллина бегали туда-сюда. То, что предлагал этот рыжий мужик, до глубины души возмутило Кадрию.
    - Какое мне дело до вашей премии? Ты что, предлагаешь вместо себя сесть в тюрьму? - сама не заметив того, перешла она на крик.
       Мотыгуллин стал поспешно озираться по сторонам. Но не растерялся:
    - О какой тюрьме вы говорите, побойтесь Бога! Нечего тут делать из мухи слона! Мы ведь не вчера на свет появились, соображаем кое-что. Иные руководители на миллиарды приносят вред, но и то по тюрьмам не сидят. А тут какой-то пустячный фенол. И из-за него потерять сто сорок тысяч? Поймите, мы не просим вас снять с нас всю вину. Разве трудно кое-что сгладить, о чем-то промолчать? Словом, скостить степень этой самой вины. Вот ведь о чем речь, Кадрия Зиннуровна.
       Видя, что Кадрия стоит без единого движения, будто аршин проглотила, Мотыгуллин поспешно продолжал:
    - Вы, разумеется, в курсе, что каждые два часа анализ воды в Каме должен регистрироваться в специальном журнале. Да, сегодня наши лаборанты проспали, но тем не менее я приказал, чтобы в журнале записали прежние результаты. Когда фенол попал в чаны - в полночь или в восемь утра - этого никто не знает. Да и толку нет теперь что-то выяснять. Попал так попал! Но, если вы подтвердите эти фальшивые результаты и скажете, что вины за станцией очистки нет, то премия, пиши, у нас в кармане. Ясное дело, я всыплю по первое число тем, кто сегодня ночью дежурил, смена не получит причитающиеся тридцать пять тысяч премиальных. Но эту сумму мы могли бы запросто перевести на ваш счет. Так сказать, для поощрения ваших работников...
       У Кадрии учащенно билось сердце. Ее всю переполняла злость:
    - Ты что, Мотыгуллин, хочешь меня купить? Предлагаешь взятку? Хочешь, значит, выйти сухим из воды?
       Но Мотыгуллин и на сей раз не растерялся. Скривив рожу, махнул рукой:
    - Да бросьте вы свои большевистские замашки! Скажете тоже - "взятка"! По вашему, пусть горят эти деньги синим пламенем? Еще раз повторяю, отравленную воду обратно в Каму не спустишь. Все, ушел поезд! Толку нет после пожара кулаками махать да бухать в колокола. Давайте в конце концов вместе, сообща, так сказать, думать, как выбраться из этой беды. Теперь, поймите, все зависит от вас!
       Кадрие надоело слушать разглагольствования собеседника. И она отрезала:
    - Мотыгуллин, ты сам заварил эту кашу, сам теперь и расхлебывай! Мне нет дела до всего этого.
       Потом быстро зашагала прочь, не слушая бормотании Мотыгуллина.
       За большим столом в кабинете Петухова восседали сам хозяин, два его заместителя, давний "приятель" Кадрии Галиев, руководитель инспекции по охране природы Ахметов и главные врачи ряда больниц и поликлиник.
    - Добрый день, товарищи! - поздоровалась громко Кадрия, но никто даже не взглянул в ее сторону.
       Знак, конечно, не из добрых. Тем не менее Кадрия и не помышляла выказать свою вину - уверенными шагами прошла к столу и села по правую руку Петухова. Чувствуя гробовую тишину, она стала рыться в своей папке, как бы доставая "важные" бумаги. При этом незаметно поглядела на Петухова.
       Хозяин выглядел озабоченным. Глаза устремлены на лежащую перед ним толстую кипу бумаг. Почувствовав пристальный взгляд Кадрии, он на миг оторвался от бумаг и тоже посмотрел в ее сторону. Но черты лица не изменились. Сознание Кадрии мгновенно пронзили тяжелые мысли: "Помощи от него ждать не приходится. Своя рубашка ближе к телу..."
       В это время в кабинет вошел Мотыгуллин. Видимо, его-то Петухов и ждал больше чем кого бы то ни было. Отложив в сторону бумаги, он тяжело уставился на вошедшего.
    - Что ж, вот и наш герой явился, можно начинать совещание, - слова звучали зло и уничижительно. - Вы, Мотыгуллин, позволите?
       Когда Мотыгуллин опустился возле двери на стул. Петухов, придав лицу еще более суровый вид, открыл заседание:
    - Товарищи! Сегодня в городе возникла чрезвычайная и опасная ситуация. Во всех районах в сети водоснабжения попал фенол. По сообщению "Скорой помощи", к десяти утра число отравленных водой из крана составило двадцать восемь человек. Девятнадцать из них - дети дошкольного возраста, если верить заключению врачей, все они находятся в тяжелом состоянии. Надеюсь, все понимаете, что нельзя допустить дальнейших отравлений. Теперь нам необходимо выяснить причину случившегося и, так сказать, локализовать ситуацию. В первую очередь заслушаем руководителя станции очистки воды Мотыгуллина. Из-за чего возникла эта опасная ситуация, почему люди отравились. Мы слушаем вас, Мотыгуллин! Пожалуйста!
       Мотыгуллин, весь почерневший, поднялся с места. У него зуб на зуб не попадал. Начал речь рассеянно, перескакивая с пятого на десятое:
    - По инструкции, утвержденной Советом Министров РСФСР... У нее есть номер и дата... Да, мы каждые два часа должны проверять состав воды... И позавчера, и вчера эта работа велась строго по графику...
       Мотыгуллин незаметно посмотрел на Кадрию. Видя, что та никак не прореагировала на только что сказанное, несколько воспрял духом:
    - О том, что фенол попал в резервуары, узнали только сегодня утром. А как и когда это вещество попало в Каму, того, к сожалению, мы не знаем. Ежели где-нибудь произошла авария, то обязательно сообщили бы. Раньше по поводу подобных случаев телеграммы посылали в первую очередь в санэпидемстанцию или в горисполком. Мы тут переговорили с товарищем Гумеровой, и им ни о какой опасности не сообщали. Поэтому, сами понимаете, я не могу объяснить причину попадания фенола в Каму.
       Первым воцарившуюся тишину нарушил заведующий отделом здравоохранения Галиев:
    - Скажите, перекачка отравленной воды прекращена?
       Будто ухватившись за спасительную соломинку, Мотыгуллин торопливо объяснил:
    - Да. Уже в половине восьмого. Сейчас на все агрегаты вода поступает из запасных резервуаров. Слово взял молчавший до этого Ахметов:
    - То, что перешли на запасной вариант, это хорошо. Но нас интересуют чаны, из которых вода напрямую поступает в городскую сеть. Всем ясно, что и в них фенол. Как и то, что пока в них не кончится отравленная вода, невозможно дать в город чистую воду. Так вот ответьте, сколько еще там осталось воды?
    - Если не снизилась норма потребления, то еще часов на семь-восемь...
    - Разумеется, норма снизится, в этом не приходится сомневаться. Значит, отравленная вода будет поступать в краны еще по меньшей мере сутки. За это время могут отравиться тысячи людей...
       Не успела Кадрия подумать, что верно, в общем-то, мыслит этот парень, как раздался голос Петухова:
    - Мы еще вернемся к работе станции по очистке воды. Очень вероятно, что подключим к проверке работников прокуратуры.
       Кадрия вздрогнула, хотя слова хозяина были обращены непосредственно к Мотыгуллину.
    - А теперь, Кадрия Зиннуровна, хотелось послушать ваше мнение. Насколько все это опасно? Что мы должны предпринять? Объясните, ради Бога!
       Кадрия встала, взяла в руки нужные бумаги и спокойно, по-деловому стала разъяснять.
    - Конечно, попадание фенола в питьевую воду - факт сам по себе неприятный. Но наши городские службы здесь ни причем. Они не виноваты в случившемся.
       Кадрия посмотрела на Мотыгуллина. Тот во все глаза, словно преданный пес, глядел на нее.
    - Отравленная вода попала в городскую сеть где-то между шестью и восемью утра. Узнав об этом, станция водоочистки немедленно прекратила забор воды из Камы. Так что, я думаю, в чаны попало не так уж много фенольной воды.
       За столом кто-то многозначительно кашлянул. И это сбило Кадрию с мыслей. Она замешкалась. Но после паузы продолжила:
    - Наконец, товарищи, несколько слов о свойствах фенола. Это вещество не представляет никакой опасности для организма человека. Конечно, запах у него не из приятных... И вода в кранах приобретает желтоватый оттенок. Но тем не менее я вам компетентно заявляю: если содержание фенола в воде превышает ГОСТ даже в сто раз, то и тогда это не опасно для здоровья...                    
    - А между тем в "Скорую помощь"... - хотел было вставить кто-то из присутствующих докторов, но Кадрия успела перехватить инициативу и сама продолжила тему:
    - Сегодня в лечебные учреждения обратились двадцать шесть...
    - Двадцать восемь.
    - Да, двадцать восемь горожан. Но никому из них опасность не угрожает. Если они и почувствовали какое-то недомогание, то это, уверяю вас, временное явление.
       С важным видом Кадрия села на место. Вновь кинула взор на Мотыгуллина. Всем своим видом он выражал бесконечную благодарность. Чтобы не видеть его физиономию, Кадрия поспешно отвернулась.
       Когда уже казалось, что все собравшиеся в кабинете руководители успокоились и удовлетворились разъяснениями главврача санэпидемстанции, слово взял начальник инспекции по охране природы Ахметов:
    - Я прошу прощения у членов чрезвычайной комиссии, но мне кажется, что главный врач городской санэпидемстанции не до конца представляет себе ту опасность, что грозит народу.
       Слова Ахметова прямо-таки заставили вздрогнуть присутствующих. В том числе и Кадрию.
    - Тут товарищ Гумерова утверждала, ничто же сумняшеся, что, дескать, даже стократное превышение не опасно для здоровья людей. Возможно, так оно и есть. Но в то же время главный санитарный врач должна была видеть разницу между водой речной и водой, которая находится в специальных чанах...
    - Ну и в чем разница? Что вы голову тут морочите? - не выдержал первым Мотыгуллин.
    - А разница, товарищ Мотыгуллин, большая. Если позволите, я объясню. В перекачанную в чаны воду вы добавляете хлор. Так? А знаете ли вы о том, что фенол и хлор, вступая друг с другом в реакцию, создают в воде новый яд. Диоксин называется. Он, к вашему сведению, смертельный для людей. Почему? Да потому что диоксин уничтожает находящийся в составе воды кислород. Попади такая вода в организм человека, бед не оберешься! Скажем, у беременной женщины диоксин запросто может убить плод. В последнее время в нашем городе ежегодно появляется на свет около двадцати пяти тысяч новорожденных. Исходя из этого, можно предположить, что по крайней мере пятнадцати тысячам женщин грозит опасность. Вдумайтесь, товарищи, в эту цифру! К тому же, по заключению врачей, диоксин поражает органы пищеварения и кровообращения.
       Приведенные Ахметовым факты для всех без исключения собравшихся руководителей явились откровением. Да и Кадрию они застали врасплох. К такому повороту событий она явно не была готова. Но на выручку пришел... сам Ахметов, который своими дальнейшими словами дал козырь в руки главврача:
    - Я, конечно, не врач. Я - биолог. Поэтому не могу ручаться в стопроцентной достоверности своих утверждений. Я передаю вам то, что мне рассказывали мои знакомые...
       Только этого и ждала Кадрия. Не дав Ахметову даже докончить мысль, она резко вскочила с места и перешли в наступление:
    - Не смысля в медицине ни грамму, какого же ты рожна  морочишь голову членам комиссии?! Какое ты имеешь право подвергать сомнению заключение главного санитарного врача города? Занимался бы лучше своим делом, а не совал нос куда не надо! Ты же после института в школу устраивался... Что, слабо оказалось учительствовать, да? Устроился тут по блату в инспекцию и возомнил себя Наполеоном, защитником города, понимаешь ли!
    - Кадрия Зиннуровна, Кадрия Зиннуровна! - несколько раз повторил Петухов, пытаясь успокоить Кадрию. Но она так завелась, что только держись. Нет, отступать ей никак нельзя, иначе авторитету ее перед членами комиссии придет конец. Да и потом, с какой стати ее должен проверять какой-то сопливый биолог? Даже тогда, когда Петухов довольно сердито сжал ее локоть, она не могла и не хотела обуять свои страсти:
    - Еще молоко на губах не обсохло! А все туда же...
       Ахметов и вправду был молод. И опыта в аппаратных делах - кот наплакал. Ошеломленный натиском и оскорблениями, он весь сжался в комок.
       Но опытный Петухов вскоре направил ход обсуждения в нужное русло. Поинтересовался  мнением специалистов-медиков, сидящих за столом. Видимо, сцена, устроенная Кадрией, возымела действие, и иных мнений не было.
    - Вы, надеюсь, предупредили предприятия общепита и хлебозаводы? - спросил Петухов Кадрию.
    - Разумеется, Илья Кузьмич, всех оповестили, - даже не моргнув глазом соврала Кадрия.
    - Вы так и не сказали, можно ли использовать воду из крана для приготовления пищи.
    - Если хорошенько вскипятить, никакого запаха фенола не останется. Но все же я бы советовала возить в столовые, детские сады и школы чистую воду в специальных автомашинах. Береженого Бог бережет, как говорится...
    - В таком случае надо во все городские организации отправить телефонограммы на этот счет, - сказал Петухов и уже хотел закрыть совещание, но тут опять встрял Ахметов.
    - Поймите, если мы будем сидеть сложа руки, в городе могут возникнуть всякие непредвиденные ситуации. Вода из крана ни для питья, ни для приготовления пищи не пригодна. И об этом, на мой взгляд, надо предупредить всех челнинцев через радио...
       Но на сей раз Петухов сам осадил Ахметова;
    - А ты подумал, какую панику среди людей вызовет такое сообщение?
    - В этой ситуации лучше сказать правду, как она есть.
    - А если между людьми возникнут конфликты, стычки? Кто из нас за это ответит?
    - Если для вас собственное спокойствие дороже жизни людей, я готов взять всю ответственность на себя.
    - Тоже мне герой какой нашелся! - иронически заметил Петухов. А потом, не сдержавшись, сорвался на крик: - Выискался народный заступник! Ты что же, думаешь, что я намерен дискутировать со всяким сбродом навроде тебя? Ну-ка исчезни отсюда! Чтоб духу твоего не было!
       Ахметов посмотрел на Петухова с чувством горького сожаления и, опустив голову, направился к выходу. За ним последовали и остальные. Петухов жестом приказал Кадрию задержаться.
    - А ведь по твоей вине, Кадрия Зиннуровна, разгорелся весь этот сыр-бор. Не думай, что обвела Петухова вокруг пальца. Я ведь звонил в республиканскую санэпидемстанцию. Все выяснил. Они три дня назад послали на твое имя телеграмму об аварии в Уфе. Эх, напрасно я вчера тебя с собой взял, вот о чем жалею!..
       Кадрия совсем упала духом. Крыть ей было совершенно нечем. У Петухова же в эту минуту не было ни капли жалости к ней. Он резко отвернулся от нее, дав понять, что разговор окончен.




    Copyright Aydar Akhatov © 2017
    Используются технологии uCoz
    Rambler's Top100